Страница 1.1.Междуусобица
Троцкий практически не сомневался, что новым Правителем России после смерти Ленина будет именно он. (Кстати - он даже не пришел на похороны Ленина!)

Сначала, ещё в  июле-августе 1917 года списком, а не индивидуально, как это предписывалось Уставом, в состав РСДРП(б) он и его группа «межрайонцев» были приняты на VI съезде партии.


Позднее Троцкий инициировал вопрос о свободе фракций, образованных по национальному признаку, но  получил отпор от Ленина.

Потом по  его настоянию, и при молчаливом согласии верхушки РКП(б), уже после Гражданской войны Троцкий ещё при здравствующем Ленине втащил в «партию коммунистов», оптом, членов еврейской социалистической и коммунистической партий. Заодно в РКП(б) «приняли» и всю сионистскую «Бунду».
Таким образом, имея при живом Ленине меньшинство в руководстве партии, Троцкий имел достаточно большое число сторонников-соплеменников в самой партии,среди рядовых членов, что давало ему преимущество на тех же съездах партии, где всегда можно было выбрать «нужное» ему  ЦК, а потом и Политбюро.

Сталин как «генсек» пытался убедить руководство партии, что каждого нового члена в партию надо принимать на общих основаниях, через первичные ячейки и персонально рассматривая каждого кандидата. Однако  предложения Сталина остались без внимания.

После этого общий перевес троцкистов и их сторонников в РКП(б) стал просто подавляющим. Во всех официальных местах висели портреты Ленина и Троцкого, как Главных Вождей Революции и России. На всех основных постах в партии и на местах в регионах находились люди Троцкого. Руководство ОГПУ, Армии также было под контролем Троцкого и его людей.

Руководство СССР настораживало и постоянное хвастовство Троцкого, что армия при всех условиях поддержит его и пойдет за ним. Наряду с этим активизировало свою деятельность троцкистское партийное подполье.

Во второй половине 1936 года вышла книга Троцкого «Преданная революция». В ней содержался призыв к 20-30-тысячному троцкистскому подполью, именовавшему себя «партией ленинизма» использовать свои позиции в партийно-государственном и военном аппарате для подготовки политической революции против «сталинского термидора» для свержения советской власти, которая «изменила мировой революции».

Троцкий и его окружение развернули бешеную кампанию травли Советского Союза и лично Сталина как его лидера. При этом Троцкий откровенно заявил, что он желал бы разгрома Советского Союза Германией. Отсюда для всех было понятно, откуда в стране появились германские и прочие иностранные шпионы.

8 мая 1937 г. Сталин получил личное послание президента Чехословакии Э. Бенеша, в котором тот доверительно сообщал о готовящемся у нас в Советском Союзе - во взаимодействии с германским генеральным штабом и гестапо военном перевороте, который представлял огромную опасность и для Чехословакии.

При этом называлось имя маршала Тухачевского, а также других видных военачальников, говорилось об их тактике и предполагаемых территориальных уступках Германии, в том числе за счет уступок Украины «как плате за помощь». В скобках заметим, что до сих пор послание Бенеша от 7 мая 1937 г., как и решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 24 мая 1937 г. по этому вопросу «не разысканы» и не опубликованы.
Хрущев на XX съезде партии просто замолчал эти документы.

В группу маршала Тухачевского входили семь человек из числа высшего командного состава: И.Якир, командующий войсками Украинского военного округа; М.Уборевич, командующий войсками Белорусского военного округа; Р.Эйдеман - председатель Центрального Совета Осовиахима; А.Корк, начальник Военной академии им. Фрунзе; Б.Фельдман, начальник Управления кадров Красной Армии; В.Примаков, командующий войсками Харьковского военного округа; В.Путна, военный атташе в Лондоне, Токио и Берлине.

На суде (проходившем при закрытых дверях в связи с военным судопроизводством), все подсудимые признали себя виновными в предъявленном обвинении.

Тухачевский еще на следствии заявил и дал подписку Вышинскому, что признаёт себя виновным и никаких жалоб не имеет.

Никто из подсудимых не заявил о несправедливости и жестокости следствия, нарушении процессуальных норм.
Все они признали себя виновными. При этом Примаков заявил, что заговорщиков объединяло знамя Троцкого и приверженность к фашизму.

Он дал показания более чем на 70 человек, входивших в военно-фашистский заговор. Тухачевский буквально через день после ареста написал обстоятельные аналитические показания, в которых признал себя главой заговора (см. «Военно-исторический журнал», 1991, №8,9).


Имеются многочисленные свидетельства о том, что не только Бенеш и Сталин, но и многие ведущие и хорошо информированные государственные деятели Запада в 1937 г., да и в последующие годы, рассматривали обвинительные доказательства, выдвинутые на процессах 1937 года, как обоснованные и истинные.

У. Черчилль в своих мемуарах «Вторая мировая война», отмечая важность секретных документов, переданных Сталину президентом Чехословакии Бенешем, указывает, на «заговор военных и старой гвардии коммунистов, стремившихся свергнуть Сталина и установить новый режим на основе прогерманской ориентации ... За этим последовала беспощадная, но, возможно, не бесполезная чистка военного и политического аппарата в Советской России и ряд процессов в январе 1937 года, на которых Вышинский столь блестяще выступал в роли государственного обвинителя... Русская армия была очищена от прогерманских элементов, хотя это и причинило тяжелый ущерб ее боеспособности» (У.Черчиль, Вторая мировая война, т.1, М., 1955, с.266,267).

Анализируя материалы по поводу Тухачевского и его группы один из руководителей советской разведки генерал П.Судоплатов пишет: «Даже те из историков, которые горят желанием разоблачить преступления Сталина, не могут не признать, что материалы дела Тухачевского содержат разного рода документальные свидетельства относительно планов перетасовок в военном руководстве страны... Уголовное дело против Тухачевского целиком основывалось на его собственных признаниях, и какие бы то ни были ссылки на конкретные инкриминирующие факты, полученные из-за рубежа, начисто отсутствуют». (П.А. Судоплатов. «Разведка и Кремль», М. 1997, с. 103,104).

«Демократическая» печать и «исследователи» на протяжении целого ряда лет всячески муссируют фальшивые данные «об уничтожении Сталиным 40 тысяч командиров Красной Армии». А как же все обстояло на самом деле?

36898 командиров Красной Армии были уволены Наркоматом обороны по следующим мотивам: 1)возраст; 2)состояние здоровья; 3)дисциплинарные проступки; 4)моральная неустойчивость; 5)политическое недоверие.

Из них арестовывалось 9579 человек (1/4).
Естественно, что многие уволенные подали жалобы, которые рассматривала специально созданная
Комиссия Е.А.Щаденко — начальника Главного управления кадров Наркомата Обороны.
В итоге на 1 мая 1940 г. в строй возвратился 12461 командир, в том числе 10700 увольнявшихся по политическим мотивам (к 1 января 1941г. почти 15 тысяч); освобождено из-под ареста более 1,5 тысяч; приговорено к расстрелу до 70 человек (См. «Военные кадры Советского государства в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» М., 1951).

Сталин в мае 1941 г. подверг критике Ворошилова за увольнение 40 тысяч командиров Вооруженных сил, расценив это как мероприятие не только чрезмерное, но и крайне вредное во всех отношениях. Сталин поправил Ворошилова за допущенную серьезную ошибку и исправил ее.

Изучение докладов о работе Военной коллегии Верховного Суда СССР и военных трибуналов, которые направлялись представителям Военной коллегии Верховного Суда в ЦК ВКП(6), СНК СССР, НКО СССР, заместитель председателя Военной коллегии Верховного Суда Российской Федерации
генерал-майор юстиции А.Т.Уколов и подполковник В.И.Ивкин сообщают следующие сведения.

За контрреволюционные преступления были судимы лица высшего, среднего и младшего командного и начальствующего состава, а также рядового состава по годам: 1936 год - 925 человек, 1937 год - 4079, 1938 год -3132, 1939 год - 1099 и 1940 год - 1603 человека.
По данным архива Военной коллегии Верховного суда СССР, к высшей мере наказания в 1938 году были приговорены 52 военнослужащих, в 1939 году - 112 и в 1940 году - 528 военнослужащих.
Проведенный анализ судебной статистики, - заключают они, - позволяет сделать вывод о том, что число жертв политических репрессий в РККА во второй половине 30-х годов примерно в десять раз меньше, чем приводят современные публицисты и исследователи («Военно-исторический журнал», 1993,№1,с.57,59).

Источник:
http://varjag-2007.livejournal.com/828338.html

Верните стр. в исходное и нажмите кнопку 1.2
Тогда еще было время, когда правители читали письма лично.