Страница 4.2.Вина Сталина?
Р.Конквист:
 
"Так как никогда не было выдвинуто ни одного серьезного мотива, почему Ягода хотел убить Кирова (или же считал, что ему удастся безнаказанно убить его), ясно, что приказы отдал Сталин".
 
Логика - железная! Если убийца не Троцкий, Зиновьев или Каменев, то убийца - Сталин. Если убийца не Ягода, то уж ясно - Сталин!
Даже такой противник Сталина, как Адам Улам доказал несостоятельность версии о причастности Сталина к убийству Кирова. Разбирая эту версию,
 
А.Улам писал: "Роберт Конквист ... и Рой Медведев ... поддержали объяснение, на которое намекал Хрущев: Сталин был организатором убийства, действуя через Ягоду, который дал соответствующие инструкции Запорожцу. Причина двоякая: зависть Сталина к популярности Кирова в партии и необходимость для него получить предлог для развязывания кровавых репрессий против коммунистических вельмож".
 
Вывод А.Улама следующий: "Допустим, если Сталин пожелал избавиться от Кирова, то избрал бы он для этого такой способ? У него были основания не доверять Ягоде. В 1928 году Бухарин в своем разговоре с Каменевым сообщил тому, что Ягода поддерживает его позицию и Рыкова. Из других источников нам известно, что глава НКВД поддерживал дружеские отношения с Бухариным. В сентябре 1936 года Сталин отправил Ягоду в отставку ... Мог ли он доверить ему исполнение такой зловещей миссии в 1934 году?".
 
Версия об убийстве Кирова по заказу Сталина покоится на убеждении в том, что Сталин всегда так расправлялся с теми, кто сначала был его близким соратником, но затем превращался в опасного соперника.
 
Разумеется, жестокие законы политической борьбы свидетельствуют о том, что бывшие соратники, оказавшись на политическом Олимпе, нередко вступают в острую схватку друг с другом, добиваясь свержения своих бывших соратников с вершин государственной власти. Именно так поступил Хрущев со всеми своими бывшими соратниками по Президиуму ЦК КПСС 1953-1955 гг., кроме Микояна и Суслова; так поступили соратники Хрущева по Президиуму ЦК в октябре 1964 г.; так расправился Горбачев со всеми своими коллегами по Политбюро. Можно привести и самые современные примеры из жизни новых верхов страны.
 
В то время как историки репрессий 30-х годов начинают отсчет времени от завершения XVII съезда партии, они умалчивают про другое знаменательное событие 1934 г.: 10 июля было принято решение о слиянии ОГПУ и НКВД, а шеф Генрих Ягода возглавил аппарат, впервые в истории России объединивший секретную, политическую разведку и уголовную полицию. Убийство С.М.Кирова произошло менее чем через пять месяцев после этого акта, который должен был укрепить правопорядок в стране.
 
Факты, которые Хрущев и другие приводили для того, чтобы доказать вину Сталина, на самом деле бросают тень на руководство НКВД.
 
Известно, например, что Николаев, задержанный охраной Кирова с пистолетом и планом, на котором были вычерчены маршруты прогулок Кирова, был отпущен по распоряжению Г.Ягоды.
 
Р.Медведев приводит свидетельство о том, что на вопрос Сталина, который лично стал допрашивать Николаева, почему тот стрелял, последний ответил: "Они заставляли меня это сделать!", указывая на чекистов. Свидетельство о том, что после этих слов чекисты стали избивать Николаева, служит для Медведева еще одной уликой против Сталина ("Почему тот сразу не остановил чекистов?").
 
Гибель начальника охраны Кирова - Борисова во время доставки его на допрос, на котором должен был присутствовать Сталин, вызывает у авторов антисталинских версий поток подозрений против Сталина, а не против работников НКВД, которые привезли Сталину труп вместо живого свидетеля.
 
Вряд ли приходится сомневаться в том, что Сталин не обратил внимания на эти "странности", свидетелем которых он стал в первые же дни расследования в Ленинграде. Вероятно, события убедили его в том, что дело не в простой халатности, что идет какая-то сложная и нечистая игра, участником которой является шеф недавно разросшегося гигантского полицейского аппарата страны. Сталин мог понять, что с помощью пощечин, которыми он встретил шефа ленинградского НКВД Медведя на вокзале, вряд ли можно разобраться в этой интриге и, вероятно, осознал пределы своих, казалось бы, неограниченных возможностей.
 
Всевластие Сталина было ограничено тем, что его "всеведение" зависело от НКВД. Сталин уже предпринимал попытки установить более надежный контроль ЦК партии над ОГПУ, но эмиссар Сталина Акулов в 1931 г. не справился с миссией, так как был умело скомпрометирован Г.Ягодой. События в Ленинграде заставили Сталина вновь предпринять усилия с тем, чтобы взять НКВД под свой контроль. На сей раз эта роль была поручена Н.И.Ежову, который, будучи секретарем ЦК ВКП(б) и председателем КПК, стал с 1935 г. осуществлять контроль над НКВД.
 
Многочисленные воспоминания о Ежове, которые приводит Р.Медведев в своей книге, не вписываются в образ "демонического карлика", обладавшего "паталогическим садизмом". До того, как он стал всесильным наркомом внутренних дел, Ежов, по словам Р.Медведева, производил на окружающих "впечатление человека нервного, но доброжелательного, внимательного, лишенного чванства и бюрократизма". Если следовать обычной логике, то Сталин, избрав такого человека на роль куратора НКВД, не желал иметь во главе НКВД безжалостного, предвзятого бюрократа.
 
Убийство Кирова, тайну которого постарался как можно быстрее "закрыть" Ягода, позволило Сталину и другим членам Политбюро осознать угрозу, исходящую от НКВД. К сожалению, действия Ягоды до сих пор остались закрыты плотной завесой из антисталинских домыслов. Известны лишь воспоминания охранника Сталина А.Рыбина, который с 1988 г. приводит веские свидетельства в пользу того, что руководство НКВД во главе с Ягодой готовило заговор с целью захвата власти.
 
Эта версия соответствует и воспоминаниям Александра Фадеева, которыми он делился в кругу друзей в 40-х гг. Писатель вспоминал, как однажды в зимний день он был приглашен вместе с Киршоном на дачу Ягоды.
После обильной выпивки завязалась непринужденная беседа, и Фадеев неожиданно услыхал, что все его собеседники, включая наркома, клеймят Сталина последними словами и выражают страстное желание "освободить многострадальную страну от тирана".
Бывший дальневосточный партизан Фадеев, обладавший к тому же горячим темпераментом, решил, что он попал в "логово врага", и, не одевшись в пальто, выбежал из дачи, зашагав по зимней дороге в направлении Москвы.
Фадеев чуть не замерз, когда его догнала легковая машина, в которой сидели Киршон и охранники Ягоды. Киршон "объяснил" Фадееву, что он стал жертвой жестокой шутки, что на самом деле все присутствующие души не чают в Сталине, после чего писателя вернули на дачу.
Фадеев никому не рассказывал о происшедшем событии вплоть до ареста Ягоды. Возможно, что молчание долго сохраняли и многие другие участники застолий у Ягоды, в том числе и те, взгляды которых о Сталине совпали с мнением наркома внутренних дел.
 
Действия Сталина вызвали крайнюю тревогу у Ягоды. По словам автора книги "Тайная история сталинских преступлений" А.Орлова, "Ягода болезненно воспринимал вмешательство Ежова в дела НКВД и следил за каждым его шагом, надеясь его на чем-либо подловить и, дискредитировав в глазах Сталина, избавиться от его опеки ... По существу, на карту была поставлена карьера Ягоды. Он знал, что члены Политбюро ненавидят и боятся его".
 
Верните стр. Нажмите кн. Назад и выберите следующий раздел:Сталин и Жуков.